Октябрьский зал дома союзов

Кто бы мог подумать, что знаменитый московский Колонный зал Дома союзов, в котором на протяжении многих десятилетий проводятся партийные съезды, симфонические концерты и новогодние ёлки, напрямую связан с нашим Конаковским районом! Да-да: путевой дворец в Городне и Колонный зал бывшего Благородного собрания в Москве проектировал один и тот же человек, чьё имя совершенно незаслуженно остается практически неизвестным даже для многих любителей истории и архитектуры. «Конаковский уезд» решил исправить эту несправедливость.

Вообще-то Твери, как и большинству древних российских городов, к пожарам не привыкать. В разные века их поджигали кого завистливые соседи-князья, кого монголо-татарские орды, а кого польско-литовские интервенты. Однако тверской пожар, случившийся 12 мая 1763 года по старому стилю, даже местные историки города уважительно прозвали «большим». Именно он до неузнаваемости изменил лицо города.

Заметка в газете «Заря» от 1988 г.

Это был понедельник. В этот день Тверь отмечала церковный праздник – день Сошествия Святого Духа. С утра крестный ход отправился к самому старому храму города – церкви Белой Троицы. И в это время начался пожар. Огонь выкинуло из трубы архиерейского дома, который стоял рядом со Спасо-Преображенским собором на месте современного Путевого дворца. Сам дом был каменный, а крыша у него деревянной, она и загорелась. На горе жителям Твери в этот день был сильный северо-западный ветер. Неудивительно, что пожар стремительно распространился по кремлю, а затем перешёл на дома Загородного посада.
В итоге сгорело более 850 обывательских домов, Архиерейский дом, провинциальная канцелярия, соляные амбары с казенной солью, магистрат, Гостиный двор, многие церкви. Из провинциальной канцелярии даже не успели полностью спасти городскую казну. Одной соли в казенных амбарах сгорело ни много ни мало – 273 943 пуда. Многие жители Твери остались без крова. Город нужно было отстраивать практически заново.
К счастью, выяснилось, что голова об этом болит не только у тверских правителей. Поскольку пожар случился в первый год царствования императрицы Екатерины, это было воспринято как дурное предзнаменование нового царствования. Помощь Твери, сгоревшей в пожаре, стала одним из первых государственных дел, с которыми ей пришлось столкнуться. Екатерина распорядилась отрядить в Тверь из Петербурга команду архитекторов во главе с выдающимся зодчим Петром Никитиным.

Осенью 1763 года Никитин приехал в Тверь и активно принялся за работу. Поскольку он знал, что в Тверь рано или поздно приедет императрица – посмотреть на то, что сделано, предусмотрительный Никитин разработал проекты для путевых дворцов, в которых по дороге могла бы останавливаться императрица и свита. Всего было решено построить пять путевых дворцов между Петербургом и Москвой. И требовался грамотный и добросовестный архитектор, который проследил бы за ходом строительства, качеством строительных материалов и отделки.

Архитектор Матвей Казаков

Так в команде Никитина оказался молодой талантливый архитектор Матвей Казаков, который к тому времени уже зарекомендовал себя с лучшей стороны. Именно в Твери дарования Казакова, ученика Московской архитектурной школы Д.В.Ухтомского, раскрылись в полной мере. Помимо постройки Путевого дворца в Твери Казаков разработал проекты Фонтанной площади, apхиерейского дома, провиантских складов. Он принял участие в планировке и застройке Твери. В проектах нашли свое выражение принципы русского градостроительства XVIII столетия. Они видны были в трехлучевой системе планировки и в регламентации; ширины улиц и высоты домов. Тверское строительство явилось для М.Ф. Казакова великолепной школой практического характера, сделало его имя известным.
Одним из последних был построен Путевой дворец в ямщицком селе Городня-на-Волге (так тогда оно называлось). Поскольку предполагалось, что в любом случае императорский кортеж за день доедет из Москвы до Твери, Путевой дворец в Городне решили сделать намеренно простеньким – на всякий случай. На фоне роскошных интерьеров Путевого дворц в Твери «царевы светлицы» в Городне были выполнены в аскетичном оформлении. Самым примечательным элементом оформления была широкая парадная каменная лестница с богатой деревянной балюстрадой. Помещение отапливалось с помощью печей и каминов. Дымоходы находились в толщине кирпичных стен, что создавало во всех помещениях дворца, в том числе и в коридорах, одинаковую температуру. В подвальном помещении дворца были устроены погреба для хранения продуктов питания.
Рядом с главным зданием были построены два одноэтажных флигеля, в которых размещались кухня и жилые комнаты для смотрителя дворца и прислуги. В южном флигеле находилась небольшая церковь – до наших дней это здание не дожило. Во дворе дворцовой усадьбы выстроены конюшня, каретный сарай и большой навес на каменных столбах. Архитектурный комплекс Путевого дворца был обнесен высокой каменной стеной и густо обсажен деревьями. Проезд во двор усадьбы осуществлялся через деревянные массивные ворота, обращенные к шоссейной дороге и Волге. К настоящему времени от архитектурного комплекса сохранились лишь здания Путевого дворца и флигелей, требующие неотлагательного ремонта. Сейчас в них располагается дом престарелых.

Путевой дворец в Городне — проект

Однако участие Матвея Казакова в восстановлении Твери было отмечено императрицей. И сразу после того, как просохла краска на стенах Путевого дворца в Городне (это был последний «пусковой объект», порученный Казакову), молодого архитектора вызвали в Петербург, где он был представлен императрице, а сразу после этого отправился в Москву, где нового любимца двора ждали самые роскошные заказы. Первым из них стало строительство московского здания Сената – впоследствии в нем размещался советский Совет министров, а ныне это Сенатский дворец в Кремле, официальная резиденция Президента России. Однако главным шедевром Матвея Казакова должна была стать реконструкция дома князя Долгорукова-Крымского на Охотном ряду, где решено было построить здание для Благородного Собрания – главной «площадки» для московской светской жизни.
Сам Казаков, уроженец Москвы, и мечтать не мог о таком заказе. Сам дом был построен еще в середине XVIII века и считался одним из красивейших зданий Москвы. Однако его владелец, старый князь Долгоруков, наотрез отказывался продавать дом и даже разговаривать о какой-либо возможности его перестройки. Поэтому архитектор Казаков ждал десять (!) лет, когда князь Долгоруков-Крымский умрет, и только после его смерти состоялась долгожданная сделка. Московское дворянское собрание приобрело усадьбу у наследников князя, оформив покупку на имя князя Голицына. И тут же пригласило Казакова заняться перестройкой. Сам Казаков решил, что это здание станет красивейшим в Москве, и еще понимал, что имя его будет отныне связано именно с этим архитектурным шедевром, а не с теми зданиями, что он построил в Твери (и уж точно не с Путевым дворцом в Городне).

Путевой дворец в Городне — план

Казаков провел огромную работу. Старый тяжеловесный фронтон с небольшой аркой он заменил легким и изящным антаблементом, сблизил колонны и поднял их с прежней опоры — низкого цоколя — на уровень второго этажа, водрузив над зданием невысокий купол. Аналогично был решен и фасад здания по Большой Дмитровке. Однако настоящей жемчужиной, подлинным шедевром архитектурного искусства стал Большой зал здания. Уже первым посетителям он представлялся весьма необычным: столь легкими выглядели украшающие его белоснежные и, казалось, бессчётные колонны. Необыкновенное чувство гармонии позволило Казакову так поставить 28 коринфских колонн (9,8 метра в высоту при нижнем диаметре — 0,93 метра), что совсем не ощущается их массивность и монументальность. Колонны стали главным украшением зала, придали ему великолепие и парадность. Именно поэтому зал прозвали Колонным, и так он называется по сей день.
Первоначально Большой зал блистал своими балами, привлекавшими А. С. Пушкина, Е. А. Баратынского и М. Ю. Лермонтова, владельца Архангельского Н. Б. Юсупова, многих влиятельных особ Европы. Но затем, благодаря своей великолепной акустике, он стал славиться и как лучший концертный зал города. Его стены внимали чарующим звукам авторских выступлений Н. Г. Рубинштейна, П. И. Чайковского, К. Сен-Санса, Р. Штрауса, А. Н. Скрябина, С. В. Рахманинова, С. М. Ляпунова. Здесь звучали проникновенная игра К. Н. Игумнова, А. Б. Гольденвейзера, неповторимое пение Ф. И. Шаляпина, Л. В. Собинова, А. В. Неждановой.
В старой России Колонный зал стал настоящим центром светской жизни не только Москвы, но и, наверно, всей России. Вот что писал московский историк Вигель: «Не одно московское дворянство, но и дворяне всех почти великороссийских губерний стекались сюда каждую зиму, чтобы повеселить в нем жен и дочерей. Помещики соседственных губерний почитали обязанностию каждый год, в декабре, со всем семейством отправляться из деревни, на собственных лошадях, и приезжать в Москву около Рождества, а на первой неделе поста возвращаться опять в деревню. Им предшествовали обыкновенно на крестьянских лошадях длинные обозы с замороженными поросятами, гусями и курами, с крупою, мукою и маслом, со всеми жизненными припасами».
После революции 1917 года здание Благородного собрания было передано Московскому совету профессиональных союзов (ныне Московская Федерация профсоюзов), отсюда и его новое название — Дом союзов. Его и сегодня считают одним из красивейших московских зданий классической архитектуры. Именно здесь москвичи провожали в последний путь Ленина и Сталина, именно в этом зале проводились самые главные форумы страны – партийные и профсоюзные съезды, конгрессы Коминтерна. Одно время Колонный зал использовали как место проведения мирового чемпионата по шахматам. Здесь выступали с докладами и речами высшие деятели Советского государства. А с момента разрешения новогодних празднований с 1935 года именно здесь проводится традиционная новогодняя елка, которую принято называть «главной елкой страны».

Дом союзов

Однако с Колонным залом связана одна страшная тайна, которая, как полагают некоторые историки, и привела к тому, что Казаков заболел «нервной болезнью», перестал строить и вообще постепенно отошел от дел. В 1812 году, когда армия Наполеона подходила к Москве, уже старого Казакова отправили в его имение под Рязанью. Там до него дошла весть, что во время пожара Москвы Колонный зал сильно пострадал и даже обрушился (на самом деле выгорели деревянные панели и фрески на стенах, но сам Колонный зал быстро восстановили). Услышав об этом, старый архитектор поднялся с кровати, взмахнул рукой – и упал мертвым.

Колонный зал Дома союзов

Все тогда сочли, что Матвей Казаков просто не вынес новости о страшном ущербе своего главного детища. Однако сегодня стало известно, что скорее всего Казаков услышав об обрушении Колонного зала, решил, что его настигла страшная «турецкая месть», знание о которой он носил в душе всю свою жизнь. Сама история о «турецкой мести» стала известна сравнительно недавно, и многие считают ее легендой.
Как известно, в 1774 году закончилась очередная русско-турецкая война. Россия разгромила турецкую армию, а после – и турецкий флот в знаменитом Чесменском сражении. Все это вынудило Османскую империю заключить 10 (21) июля 1774 г. Кючук-Кайнарджийский мирный договор с Россией. Назван он так по месту подписания: деревня Кючук-Кайнарджи (на территории современной Болгарии). Россия завоевала право строить флот на Чёрном море, а русские суда получили возможность проходить проливы Босфор и Дарданеллы. Турция обязывалась уважать православную религию и не притеснять балканских христиан. Россия получила право построить православный храм в Стамбуле. Также по этому договору Россия и Османская империя признавали «на вечные времена» независимость Крымского ханства и невмешательство в его дела как России, так и Турции, а также переход во владение Российской империи города Керчи и близлежащей крепости Ени-Кале.
Согласно этому договору, в Москву стали приезжать турецкие строители, инженеры и архитекторы, и их охотно нанимали на работу. Было известно, что турецкие рабочие отличаются умеренностью, работают на совесть, всегда тщательно выполняют указания архитектора. Считается, что именно турков-строителей для переустройства здания Долгорукова-Крымского нанял и Казаков. И поручил им самый ответственный участок работы – строительство того самого Большого (Колонного зала).
И тут случилось страшное. В 1783 году, когда работы над Колонным залом были в самом разгаре, стало известно, что императрица Екатерина издала указ «О присоединении к Российской Империи Крыма, Тамани и Кубани». Этот указ фактически аннулировал положения договора с Османской империей. И главное – сами турки восприняли принятие Крыма в состав России как страшное национальное оскорбление. И решили отомстить…
Колонный зал по проекту Казакова должна была украшать огромная фигура самой Екатерины, которая как бы «вырастала» из леса колонн, окружающих ее. Турецкие инженеры придумали поразительно коварный план. Они внесли в чертежи Казакова изменения, по которым в колоннаде Колонного зала появилась лишняя колонна. И не просто лишняя – эта колонна принципиально ослабляла всю конструкцию. Рано или поздно свод зала, опиравшийся на эту ненадежную конструкцию, должен был рухнуть. Это привело бы к гигантским жертвам среди тех, кто находился в это время в Колонном зале.

Колонный зал

Если верить легенда, сам Казаков узнал о предательстве турецких инженеров уже после того, как Колонный зал был достроен. И не исключено, что остаток жизни все время думал о том, что в его шедевре содержится изъян, который способен «обрушить» весь Большой зал. Уже после его смерти другие московские архитекторы якобы нашли ту самую «лишнюю» колонну, укрепили ее и перераспределили нагрузку с нее на другие колонны. По другой версии, архитекторы и по сей день бьются над технической задачей – как изъять «турецкую» колонну из ордера, не повредив целостности всей конструкции? Как бы там ни было, эта легенда не помешала Колонному залу простоять более двух столетий и все это время оставаться центром общественной жизни не только Москвы, но и всей страны. Шедевром московского архитектора Матвея Казакова, в чьей творческой биографии были не только такие бриллианты, как Колонный зал, но и Путевой дворец в маленьком селе Городня…

Дом Благородного собрания

XVIII век

Дом Благородного собрания, 1840-е годы

История особняка начинается с Благородного общества, созданного по инициативе попечителя Опекунского совета Михаила Соймонова в 1783 году. Его членами были потомственные дворяне, владевшие имениями в Московской губернии. 19 декабря 1784 года общество приобрело дом князя Василия Долгорукова-Крымского на углу улиц Охотный Ряд и Большая Дмитровка на деньги, полученные в Опекунском совете под заклад имений. При покупке дома купчая была оформлена на имя князя Алексея Голицына. После его смерти, 9 ноября 1792 года, Благородное собрание через главнокомандующего Москвы князя Александра Прозоровского подало прошение императрице Екатерине II о закреплении дома за обществом. Через полгода поступил Высочайший рескрипт:

Князь Александр Александрович!

Купленный Благородным Обществом в Москве дом у покойного тайного советника князя Михаила Долгорукого на имя покойного князя Алексея Голицына, вследствие 50 статьи жалованной от Нас дворянству Грамоты, повелеваем счислять принадлежащим собственностию помянутому Благородному Обществу; пребываем вам благосклонны. Екатерина.

Дом в стиле классицизм первоначально использовался как жилой, поэтому в нём не было больших залов для проведения балов и собраний. Для перестройки здания пригласили архитектора Матвея Казакова. Он оборудовал первый этаж под хозяйственные нужды, а на втором разместил парадные залы-гостиные: Соймоновскую, Александровскую, Екатерининскую, Голицынскую, Казаковскую, Крестовую, а также столовую, библиотеку и курительную. Центральным помещением стал Большой зал, устроенный на месте прежнего внутреннего двора. По его периметру стояли 28 коринфских колонн, которые освещали многорядные люстры. Его площадь составила 600 м², высота потолка, расписанного мифологическими сюжетами художником Джованни Батиста Скотти, — 14,5 метра. Зал вмещал в себя более двух тысяч человек, а также славился своей акустикой: плоский деревянный потолок играл роль деки, отражающей и усиливающей звук. Стены были расписаны Антонио Каноппи. Между Большим залом и окружающими его гостиными находились Екатерининский и Крестовский залы. В Екатерининском колонны располагались полукругом, Крестовый зал украшали пилястры. Казаков изменил внешний облик здания: главный фасад по Большой Дмитровке выделил шестью колоннами ионического ордера и плоскими портиками, а боковой — связанной антаблементом колоннадой. Углы здания обрамляли портики с пилястрами дорического ордера. Историограф Алексей Малиновский описывал Дом Благородного собрания:

Кроме полуциркульной галереи, в которой поставлен памятник Екатерине II, сопредельные две залы занимаются карточными столами, за ними столовая и уборная для дам; есть комната и для чтения газет. Одна сторона — хор над колоннадою в зале — занята бывает оркестром, а на другие там стороны допускаются разного звания люди, не имеющие права быть записанными в Собрании, и смотрят оттуда на танцы и блистательность собрания дворян российских.

В начале 1790-х годов Казаков спроектировал пристройку, дошедшую до Георгиевского переулка. Главной частью нового корпуса стала купольная ротонда с колоннадой коринфского ордера, построенная на углу улицы Большой Дмитровки и Георгиевского переулка. К ней присоединялось трёхэтажное строение с окнами, украшенными полукруглыми нишами.

XIX — начало XX века

Дом сильно пострадал в результате пожара 1812 года: прогорела крыша, повредился внутренний декор. Через два года он был восстановлен архитектором Алексеем Бакаревым — учеником Матвея Казакова. Часть средств на ремонт выделил Александр I, оставшуюся сумму собрали на частные пожертвования. В результате работ отремонтировали кровлю и установили балкон. Декор потолка, созданный Джованни Скотти, сильно пострадал, и его забелили штукатуркой. Екатерининский зал стал круглым за счёт переноса полукруглой колоннады ближе к центру. К декабрю 1814 года завершили отделку внутренних помещений и фасада, выходящего на улицу Охотный Ряд, но остальная часть стояла в лесах до 1819-го. Несмотря на ремонт 12 декабря 1814 года был дан бал, на котором присутствовали 1115 человек. В 1820-х годах помещения дома сдавались в аренду и их часто снимал танцмейстер Пётр Андреевич Иогель, устраивавший платные балы.

Во второй половине XIX века в Колонном зале с концертами выступали композиторы Пётр Чайковский, Николай Римский-Корсаков, Сергей Рахманинов, Ференц Лист и другие. «Кружок любителей русской музыки», созданный пианисткой Марией Семёновной Керзин в 1868—1912 годах, дал в Большом зале 111 концертов. В них принимали участие певцы Леонид Собинов, Надежда Забела, Фёдор Шаляпин, пианисты Константин Игумнов, Александр Гольденвейзер, Галина Баринова, Анатолий Брандуков, Эмиль Купер, Вячеслав Сук.

30 марта 1856 года Александр II выступил в Доме Благородного собрания с речью о необходимости отмены крепостного права, а в 1880-м, во время празднования открытия памятника Александру Пушкину на Тверском бульваре, Фёдор Достоевский произнёс речь в память поэта.

В 1903—1908 годах здание решили перестроить согласно модным тенденциям. По проекту Александра Мейснера было запланировано надстроить третий этаж и придать фасадам бо́льшую стройность и строгость. В результате работ треугольный фронтон заменили на широкий прямоугольный аттик, на стенах появился горельеф из античных сюжетов, фасад по улице Охотный Ряд Мейер завершили куполом.

Летом 1912 года в здании отмечали 300-летие Дома Романовых и 100-летие победы в Отечественной войне. Перед прибытием Николая II все помещения были украшены цветами и гирляндами. На протяжении праздника выступали оркестр и хор, исполняя музыку из русских опер. Во время Первой мировой войны концертная деятельность Дома Благородного собрания постепенно угасла. На смену балам пришли благотворительные концерты и лотереи, а часть дома переоборудовали под лазарет.

Дом Союзов

Использование здания

Торжественный митинг, посвящённый отъезду Всесоюзного студенческого ударного отряда на стройки страны, 1974 годДом Союзов на почтовой марке, 1948 годКонцерт в честь актрисы Елены Образцовой, 2009 год

После революции 1 ноября 1917 года по решению Московского военно-революционного комитета помещение бывшего Благородного собрания было реквизировано. В нём разместился Центральный совет московских профессиональных союзов, а здание переименовали в Дом Союзов. Большой зал стал Колонным, Екатерининский — Овальным, Крестовый — Октябрьским. Таким образом были переименованы и другие залы.

С 1918 по 1922 год Владимир Ленин выступил здесь около 50 раз, впервые — 14 марта 1918-го на заседании IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов. 22 октября того же года состоялся его первый публичный доклад после покушения на заводе Михельсона. Газета «Вечерняя Москва» описывала его выступление:

Блестящий Колонный зал Дома Союзов переполнен рабочими делегатами. На хорах полно гостей. В зале говорят о предстоящем выступлении товарища Ленина. Все с нетерпением ждут появления вождя русского пролетариата… Встреченный громом аплодисментов Ленин говорил, что поражение Германии в Первой мировой войне и развитие революционного движения в центре Европы создают для Советской республики противоречивое положение… Но никакие силы не свергнут Советскую власть, ибо большевизм уже стал теорией и тактикой международного пролетариата.

В течение 1920 года в Доме Союзов состоялось более 20 мероприятий, начиная со II Всероссийского съезда горнорабочих, который открылся 26 января. В октябре 1921-го в Колонном зале прошёл III Всероссийский съезд работников просвещения, а в Голубом зале — III Всероссийский съезд работников искусств. В здании была также организована первая в Москве рабочая читальня имени Горького, библиотечный фонд которой к 1921-му насчитывал более 50 тысяч книг. В мае-июле 1928 года состоялся Шахтинский процесс, в конце 1930-го — процесс Промпартии, в 1933 году — суд над инженерами, обвинёнными в саботаже. В 1934-м был организован I Съезд писателей, на который прибыло более 500 делегатов. Для возможности записи выступлений авторов Колонный зал радиофицировали.

В 1933 году архитектор Игнатий Милинис совместно с Яковом Корнфельдом разработали проект перестройки здания, который подразумевал реконструкцию фасада в стиле конструктивизм. По проекту архитектора Аркадия Лангмана здания Совета Труда и Обороны, строившееся в 1932—1935 годах неподалеку, должно было соединяться корпусами с Домом Союзов. Однако от идеи отказались после критики со стороны главного архитектора Москвы Сергея Чернышёва. В 1935 году архитектор Алексей Рухлядев разработал проект реконструкции Колонного зала.

Во время Великой Отечественной войны Дом Союзов служил военным штабом для Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД СССР и 1-го мотострелкового полка. После разгрома немецких войск под Москвой в здании проходили антифашистские митинги, лекции по политическим вопросам и другие мероприятия. Одним из них стала радиопремьера Седьмой симфонии Шостковича, транслировавшаяся в мае 1942 года в США и Англию.

С 1935 года в здании регулярно проводится детская «Новогодняя ёлка». Именно на этом празднике впервые вместе с Дедом Морозом появилась Снегурочка, объявленная его внучкой. В главном помещении также проходили крупные соревнования по шахматам и шашкам. 14 мая 1936 года состоялся Московский этап III международного шахматного турнира, в котором приняли участие Макс Эйве, Эмануэль Ласкер, Хосе Рауль Капабланка и Алексей Алехин. В нём также проводились матч-турнир 1948 года и самый длинный в истории прерванный матч между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым (1984—1985).

Летом 1962 года в Колонном зале состоялось первое заседание Исполнительного комитета Совета экономической взаимопомощи. В 1970-м в Доме Союзов прошла сессия Президиума Всемирного совета мира, посвящённая 100-летию со дня рождения Ленина. Через год проводилось Учредительное собрание комитета за европейскую безопасность, на котором присутствовали представители более 30 общественных организаций, творческих объединений, Академии наук СССР. Среди выступавших были Герой Советского Союза Валентина Николаева-Терешкова, академик Михаил Миллионщиков, поэт Алексей Сурков, директор Завода имени Лихачёва Павел Бородин, хирург Николай Амосов. Председателем собрания был избран Алексей Шитиков. В июле 1980 года Дом Союзов служил резиденцей Международного олимпийского комитета.

Церемонии прощания

Прощание с Лениным в Колонном зале на картине Исаака Бродского, 1924 год

Колонный зал Дома Союзов является местом прощания с ушедшими из жизни государственными и культурными деятелями. Установилась эта традиция в феврале 1921 года после гражданской панихиды по революционеру Петру Кропоткину.

После смерти Владимира Ленина, 21 января 1924 года, церемония прощания прошла в Колонном зале. Для организации похорон была создана комиссия под руководством Феликса Дзержинского. После процессии вдоль Красной площади гроб понесли к Дому Союзов и установили в Колонном зале, где он находился с 23 по 27 января. За это время здание посетили более 50 тысяч человек, всего был возложен 821 венок.

Перед войной и в первое время после нее почти все церемонии прощания с умершими членами Политбюро, ЦК ВКП (б), членами ВЦИК СССР, СНК СССР проводились в Колонном зале, например с Ф. Э. Дзержинским, С. М. Кировым, В. В. Куйбышевым, М. И. Калининым, А. А. Ждановым.

Церемония прощания с Иосифом Сталиным началась на следующий день после его смерти, 5 марта 1953 года, в Колонном зале. Интерьер помещения для церемонии был оформлен под руководством председателя Комитета по делам искусств при Совете министров СССР Николая Беспалова. Его украшали портреты вождя, а на колоннах висели бархатные полотна с гербами союзных республик. Гроб стоял в центре зала, рядом с ним лежала атласная лента с наградами, а в изголовье находилось знамя Советского Союза. Люстры были накрыты чёрной тканью. В зале присутствовал оркестр, игравший траурные мелодии Петра Чайковского, Людвига ван Бетховена, Вольфганга Амадея Моцарта. Прощание длилось с 6 по 9 марта. За это время, по разным данным, в Колонный зал пришло от полумиллиона до двух миллионов человек. Присутствовали представители дружественных стран: китайская делегация во главе с Чжоу Эньлай, Клемент Готвальд, Георге Георгиу-Деж и другие. Вечером 8 марта церемония закончилась, венки от руководителей использовались во время погребения, оставшуюся часть возложили к Мавзолею.

В ноябре 1982 года в Доме Союзов прощались с Генеральным секретарём ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР Леонидом Брежневым. В почётном карауле стояли Юрий Андропов, Михаил Горбачёв, Виктор Гришин и другие.

Также в Колонном зале были организованы прощания с маршалами Советского Союза Климентом Ворошиловым, Семеном Буденным,Андреем Гречко, Дмитрием Устиновым, секретарем ЦК КПСС Михаилом Сусловым, Генеральными секретарями ЦК КПСС Юрием Андроповым и Константином Черненко, председателем КПК Арвидом Пельше. В случае похорон на Красной площади путь похоронной процессии начинался с Дома Союзов, даже если гроб перед этим выставлялся в Центральном доме Советской армии имени Фрунзе.

После распада СССР церемонии прощания в доме Союзов не проводились вплоть до июня 2015 года, когда в Колонном зале состоялось гражданская панихида по политическому деятелю Евгению Примакову.

Реставрация

В результате военных действий Дом Союзов не пострадал, однако здание требовало ремонта: со временем разрушились многие конструкции и деревянные перекрытия, просел фундамент. В 1967 году начались ремонтные работы, во время которых отреставрировали внутренние помещения, укрепили фундамент, установили систему вентиляции и кондиционирования воздуха. В залах восстановили колоннады, балюстрада галереи и балконы, люстры. Во время реконструкции инженерных сооружений были заменены более ста километров труб. Работами руководила группа архитекторов «Моспроект-3». Через десять лет провели ещё одну реставрацию, во время которой укрепили колонны главного помещения и несущие конструкции балконов, заменили паркет. Рядом с Октябрьским залом были установлены два бесшумных лифта.

Примечания

  1. Бусева-Давыдова, 1997, с. 68—69.
  2. Колонный зал Дома Союзов. TimeOut. Дата обращения 6 апреля 2018.
  3. 1 2 3 4 5 6 Мясников А. 100 великих достопримечательностей Москвы. — М.: Вече, 2014. — 320 с. — ISBN 978-5-4444-1978-6.
  4. 1 2 Крупнова, 1981, с. 19.
  5. Крупнова, 1981, с. 7.
  6. Булгаков, 2008, с. 19.
  7. Крупнова, 1981, с. 8.
  8. Крупнова, 1981, с. 9—11.
  9. Булгаков, 2008, с. 22.
  10. 1 2 Крупнова, 1981, с. 12.
  11. 1 2 Архитектура. Дом союзов. Дата обращения 6 апреля 2018.
  12. Крупнова, 1981, с. 16—17.
  13. Домшлак, 1989, с. 145.
  14. Крупнова, 1981, с. 18—19.
  15. Крупнова, 1981, с. 20.
  16. Шокарев, 2011, с. 75.
  17. Крупнова, 1981, с. 29—30.
  18. Булгаков, 2008, с. 48.
  19. Булгаков, 2008, с. 51—52.
  20. Булгаков, 2008, с. 82.
  21. Крупнова, 1981, с. 33.
  22. Булгаков, 2008, с. 92.
  23. Крупнова, 1981, с. 11.
  24. Крупнова, 1981, с. 34—35.
  25. Вострышев, 2011, с. 32.
  26. 1 2 Малов Ю. Мои московские улицы. — М.: Э.РА, 2014. — 220 с. — ISBN 978-5-000390-100-6.
  27. Крупнова, 1981, с. 44—45.
  28. Романюк С. Сердце Москвы. От Кремля до Белого города. — М.: Центрполиграф, 2013. — 912 с. — ISBN 978-5-227-04778-6.
  29. Крупнова, 1981, с. 48.
  30. Броновицкая, 2015, с. 35.
  31. Броновицкая, 2015, с. 40.
  32. Булгаков, 2008, с. 144—145.
  33. Побочный В., Антонова Л. Весенне-летние бои (21.04.-16.07.1942 г.). — СПб: Астерион, 2015. — 97 с. — ISBN 978-5-900995-07-6.
  34. Адоньева С. Б. История современной новогодней традиции // Мифология и повседневность. Вып. 2. Материалы научной конференции: 24-26 февраля 1999 года. СПб., 1999
  35. Булгаков, 2008, с. 131.
  36. Крупнова, 1981, с. 52.
  37. Булгаков, 2008, с. 170.
  38. Крупнова, 1981, с. 55.
  39. Крупнова, 1981, с. 39.
  40. Лопухин, 2014, с. 46.
  41. Дроздов Д. Китай-город, Лубянка, Театральная, Арбатская. Пешеходные прогулки в окрестностях метро. — М.: Центрполиграф, 2017. — 256 с. — ISBN 978-5-227-07552-9.
  42. Спецоперация «Похороны Сталина». Комсомольская правда (7 марта 2013). Дата обращения 6 апреля 2018.
  43. Как хоронили Сталина. Главные советские похороны ХХ века. Life (9 марта 2018). Дата обращения 6 апреля 2018.
  44. Булгаков, 2008, с. 175.
  45. Гонки на лафетах. Как Советский Союз пережил «эпоху великих похорон». Аргументы и факты (11 ноября 2014). Дата обращения 22 октября 2018.
  46. Климент Ворошилов – первый красный маршал. Исток (23 апреля 2016). Дата обращения 22 октября 2018.
  47. Путин простился с Евгением Примаковым. Тасс (29 июня 2015). Дата обращения 6 апреля 2018.
  48. Крупнова, 1981, с. 67—68.
  49. Крупнова, 1981, с. 72—73.
  50. Советское время. Дом Союзов. Дом Союзов. Дата обращения 6 апреля 2018.
  51. Глобализацию положили в Колонном зале. Коммерсант.ru (8 февраля 2002). Дата обращения 6 апреля 2018.
  52. «За верность науке»: настоящее и будущее. Троицкий вариант — наука (24 февраля 2015). Дата обращения 6 апреля 2018.
  53. О Доме Союзов. История. Дом Союзов. Дата обращения 6 апреля 2018.

Литература

  1. Архитектура Москвы 1933—1941 гг. / Автор-сост. Броновицкая. Н. — М.: Искусство—XXI век, 2015. — 320 с. — (Памятники архитектуры Москвы). — 2500 экз. — ISBN 978-5-98051-121-0.
  2. Булгаков А., Баженова Е., Долгова С. Дом Союзов: история и современность. — М.: Издательство Главархива Москвы, 2008. — 260 с.
  3. Вострышев М. Москва сталинская. Большая иллюстрированная летопись / Бусева-Давыдова И., Нащокина М., Астафьева-Длугач М. — М.: Эксмо:Алгоритм, 2011. — 576 с. — ISBN 978-5-699-48281-8.
  4. Вострышев М., Шокарев С. Вся Москва от А до Я. Энциклопедия. — М.: Алгоритм, 2011. — 1064 с. — ISBN 978-5-4320-0001-9.
  5. Домшлак М. Памятники архитектуры Москвы. Белый город. — М.: Искусство, 1989. — 379 с.
  6. Крупнова Р. Дом союзов. — М.: Московский рабочий, 1981. — 79 с.
  7. Лопухин Ю. Как умер Ленин : откровения смотрителя Мавзолея. — М.: Алгоритм, 2014. — 205 с.
  8. Москва: Архитектурный путеводитель / Бусева-Давыдова И., Нащокина М., Астафьева-Длугач М. — М.: Стройиздат, 1997. — 512 с. — ISBN 5-274-01624-3.

> Ссылки

  • Официальный сайт Дома Союзов

Милинис И.Ф., Корнфельд Я.А. Проект реконструкции здания Дома Союзов в Охотном Ряду в Москве. Фасад по улице Охотный Ряд.

Достопримечательность
Дом Союзов
Благородное собрание
Современный вид Дома Союзов с Большой Дмитровки
Страна Россия
Местоположение Москва, ул. Большая Дмитровка, д. 1
Координаты 55°45′32″ с. ш. 37°36′59″ в. д. / 55.758889° с. ш. 37.616389° в. д. (G) (O)
Архитектурный стиль классицизм
Автор проекта М. Ф. Казаков
Сайт Официальный сайт
Дом Союзов на Викискладе

Благородное собрание в Москве — общественное здание в стиле классицизма, построенное в Охотном ряду для московского дворянского собрания М. Ф. Казаковым не позднее 1775 года. В советское время переименовано в Дом Союзов.

История

Дом был построен для князя В. М. Долгорукова-Крымского. В 1784 его усадьба была приобретена московским дворянским собранием для проведения балов и приёмов. Дом Долгорукова-Крымского стал средоточием общественной жизни Москвы екатерининского и пушкинского времени:

Не одно московское дворянство, но и дворяне всех почти великороссийских губерний стекались сюда каждую зиму, чтобы повеселить в нем жен и дочерей. Помещики соседственных губерний почитали обязанностию каждый год, в декабре, со всем семейством отправляться из деревни, на собственных лошадях, и приезжать в Москву около Рождества, а на первой неделе поста возвращаться опять в деревню. Им предшествовали обыкновенно на крестьянских лошадях длинные обозы с замороженными поросятами, гусями и курами, с крупою, мукою и маслом, со всеми жизненными припасами.

— Записки Вигеля

В 1784-1790-х Казаков провел реконструкцию здания, значительно расширив его и изменив планировку. На месте внутреннего двора был построен двусветный Колонный зал с мраморной статуей Екатерины II. После пожара 1812 года здание восстанавливалось архитектором А. Н. Бакаревым. Вот как описывает его во время павловского царствования Филипп Вигель:

Здание построено близ Кремля, в центре Москвы, которая сама почитается средоточием нашего отечества. В огромной его зале, как в величественном храме, как в сердце России, поставлен был кумир Екатерины, и никакая зависть к ее памяти не могла его исторгнуть. Чертог в три яруса, весь белый, весь в колоннах, от яркого освещения весь как в огне горящий, тысячи толпящихся н нем посетителей и посетительниц, в лучших нарядах, гремящие в нем хоры музыки и к конце его, на некотором возвышении, улыбающийся всеобщему веселью мраморный лик Екатерины, как во дни ее жизни и нашего блаженства!

Зал Благородного собрания, где провинциальные и столичные помещики подыскивали подходящие партии для своих дочерей, не раз появляется на страницах классической русской литературы — в том числе в «Войне и мире» (первый бал Наташи Ростовой) и в «Евгении Онегине» (первый бал Татьяны):

Дом Благородного собрания в XIX веке (на переднем плане)

Ее привозят и в Собранье.
Там теснота, волненье, жар,
Музыки грохот, свеч блистанье,
Мельканье, вихорь быстрых пар,
Красавиц легкие уборы,
Людьми пестреющие хоры,
Невест обширный полукруг,
Всё чувства поражает вдруг.
Здесь кажут франты записные
Свое нахальство, свой жилет
И невнимательный лорнет.
Сюда гусары отпускные
Спешат явиться, прогреметь,
Блеснуть, пленить и улететь.

В 1903—1908 А. Ф. Мейснером была проведена крупная реконструкция: был надстроен третий этаж, частично изменены главный фасад и планировка помещений, прилегающих к Колонному залу.

После Октябрьской революции 1917 года декретом СНК здание было передано профсоюзам. Первый концерт для рабочей аудитории состоялся в 1918 году, на нём присутствовали также В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

В настоящее время ЗАО «Дом союзов» сдаёт в аренду залы Дома Союзов для проведения различных мероприятий, съездов и конференций. В них отмечаются юбилеи деятелей науки, литературы и искусства. В Колонном зале проводятся музыкальные концерты.

Колонный зал

Торжественное собрание в апреле 1984 года

В 1860 отделение Российского музыкального общества положило начало симфоническим концертам в Колонном зале; организатором и дирижёром был Н. Г. Рубинштейн.

23—27 января 1924 в Колонном зале Дома Союзов проходило прощание с Лениным. После этого Колонный зал часто служил местом последнего прощания народа с умершими высшими советскими руководителями (например, со Сталиным 6-9 марта 1953 года).

В Колонном зале проходили съезды Советов, профсоюзов, отчётные партийные конференции Московских городских и областных организаций КПСС, всесоюзные партийно-хозяйственные активы, съезды союзов писателей и композиторов. Также проходили конгрессы Коминтерна, Профинтерна, КИМа. Здесь выступали с докладами и речами высшие деятели Советского государства. В мае-июне 1928 г. в Колонном зале проходили слушания по Шахтинскому делу.

C 1935 в Доме Союзов проводится детская «Новогодняя ёлка». В Колонном зале происходили (и происходят до сих пор) крупные соревнования по шахматам и шашкам; в частности, здесь было проведено несколько матчей на первенство мира по шахматам, от матч-турнира 1948 года до самого длинного в истории прерванного матча Карпов-Каспаров (1984-1985).

> Примечания

  1. Благородное собрание Энциклопедия «Москва» 1997

Дом Союзов на Викискладе

  • Крупнова Р. Е., Резвин В. А. Дом союзов. — М.: Московский рабочий, 1981. — 80, с. — (Биография московского дома). — 50 000 экз. (обл.)

> Ссылки

  • Официальный сайт Дома Союзов

О Доме Союзов. История

Дом Союзов, здание с удивительной историей, является одной из жемчужин старой Москвы. Дом в стиле классицизма был построен в первой половине XVIII века для князя В.М. Долгорукого-Крымского. В 1784 году московское дворянское собрание выкупило дом для проведения балов и приемов. Дом Благородного собрания, реконструированный выдающимся русским архитектором М.Ф. Казаковым, становится центром общественной жизни Москвы. Большой зал Благородного собрания благодаря своей великолепной акустике славится как лучший концертный зал города. В его стенах прошли авторские выступления Н.Г. Рубинштейна, П.И. Чайковского, К. Сен-Санса, Р. Штрауса, Ф. Листа, Ф.И. Шаляпина и других великих композиторов, и исполнителей.

Во времена Советского Союза в Доме Союзов проходили съезды депутатов, творческие вечера и концерты, новогодние елки для детей. На сцене Колонного зала Дома Союзов выступали Людмила Зыкина, Клавдия Шульженко, Леонид Утесов, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Валентина Толкунова, Эдуард Хиль, София Ротару, Эдита Пьеха, Муслим Магомаев, Аркадий Райкин, Геннадий Хазанов и др.

История Дома Союзов – это история искусства и культуры не только Москвы, но и всей России. Залы Дома союзов помнят величайших мастеров мировой сцены, видных деятелей политики, науки и культуры. Великолепные интерьеры, атмосфера настоящей старины и сегодня делают Дом Союзов одним из знаковых мест столицы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *